Новость дня

После репортажа на Центральном телевидении, заключенных, которые жаловались на плохое обращение в тюрьме, ограничили в общении с родными | VIDEO

Продолжение истории, рассказанной нами на днях. Мать заключенного, отбывающего наказание в столичной тюрьме номер девять, известной, как Прункул, не может связаться со своим сыном после того, как восьмого июля на Центральном телевидении вышел репортаж о конфликте между заключенными и руководством исправительного учреждения. Ее сын тогда пожаловался на жестокое обращение со стороны охранников. С другой стороны, представители Национальной администрации пенитенциарных учреждений заявляют, что телефонные разговоры с родственниками возможны лишь в случае заранее поданного заявления.

Наталья Олейникова безуспешно пыталась дозвониться до своего сына, содержащегося в тюрьме, чтобы уточнить некоторые детали жалобы, поданной в Центр по правам человека на заместителя начальника пенитенциарного учреждения Святослава Венгера. Женщина говорит, что с начала пандемии сын всегда был на телефонной связи, а теперь ей нужно для этого обращаться к руководству тюрьмы. Наши корреспонденты решили сами связаться с двумя заключенными, с которыми без проблем беседовали в среду, но многочисленные звонки остались без ответа.

НАТАЛЬЯ ОЛЕЙНИКОВА, мать заключенного тюрьмы №9 — Прункул: «Им раньше давали только два часа в день на звонки, со вчерашнего дня их вообще не допускают к телефону. До этого я звонила ему через день или два, даже во время пандемии».

В Национальной администрации пенитенциарных учреждений не исключают, что установленный в тюрьме стационарный телефон может принимать звонки, но, тем не менее, он служит для других целей.

ОЛЕГ ПАНТЯ, пресс-секретарь Национальной администрации пенитенциарных учреждений: «Этот телефон не предназначен для приема звонков. Заключенный может подать заявку и лишь затем под надзором сотрудника пенитенциара сможет позвонить».

Мы связались с администрацией девятой столичной тюрьмы, чтобы узнать, почему до сих пор заключенные могли пользоваться стационарным телефоном, а теперь нет. Но в пенитенциаре нам ответили, что обсудить этот вопрос с директором учреждения Эдуардом Тимофеем можно только после обращения с официальным запросом на аудиенцию.

Мы связались с администрацией девятой столичной тюрьмы, чтобы узнать, почему до сих пор заключенные могли пользоваться стационарным телефоном, а теперь нет. Но в пенитенциаре нам ответили, что обсудить этот вопрос с директором учреждения Эдуардом Тимофеем можно только после обращения с официальным запросом на аудиенцию.

В тоже время, по словам матери заключенного, после выхода на нашем телеканале сюжета, сын рассказал ей, что охранники вернули заключенным часть конфискованных у них вещей.

НАТАЛЬЯ ОЛЕЙНИКОВА: «Не все вещи ему вернули. Матрас ему не вернули, мотивируя это тем, что он должен быть сертифицирован, и мы приносим его каждый год, когда проходим комиссию. Они, вероятно, теряют свои сертификаты. Вернули колонки сыну, но где остальное не говорят».

Напомним, несколько заключенных столичной тюрьмы номер девять на улице Прункул пожаловались, что работники пенитенциара нарушают их права — охранники их оскорбляют, выбрасывают еду из холодильника и конфискуют личные вещи без каких-либо объяснений. В агрессивном поведении они обвиняют заместителя начальника тюрьмы Святослава Венгера, который, в свою очередь, всё отрицает. Заключенные направили жалобы в Генеральную прокуратуру, правительство и Центр защиты прав человека. И добавим, администрация пенитенциара отказала нашему телеканалу в проведении съемок, сославшись на меры предосторожности во время пандемии. В то же время представители Национальной администрации пенитенциарных учреждений пообещали провести свое расследование.

  •  
  •  
  •  
  •  

Читайте также

Прокуратура выдвинула обвинения 16 фигурантам дела ”Metalferos”

Шестнадцати фигурантам, задержанным два дня назад по делу о фальсификации АО ”Metalferos”, были официально предъявлены …